PDA

Смотреть Полновесную Версию : Голландия не хочет быть кормушкой для иностранцев


SPDAY
18.02.2004, 16:52

Парламент Нидерландов высказался за депортацию из страны «лжебеженцев»

Нижняя палата голландского парламента одобрила правительственный законопроект, согласно которому из страны может быть депортировано 26 тысяч иностранцев. В это число входят те, кто в течение последних трех-пяти лет добивался права на получение убежища по политическим или социальным мотивам, но кому было в таком праве отказано. Вместе с тем примерно 2 тысячи человек «отказников», въехавших в Нидерланды до 1999 г., смогут остаться в стране и подать новое прошение о предоставлении статуса беженца.

Инициированный правительством «страны тюльпанов» закон вызвал всплеск возмущения среди либералов и правозащитников как в самой Голландии, так и за рубежом. Свое отрицательное мнение по поводу этой инициативы сообщил верховный комиссар по делам беженцев, голландец Рууд Любберс. Организация Human Rights Watch в открытом письме нидерландскому министру по делам иммиграции Рите Вердонк (Rita Verdonk) обвинила официальные власти страны в том, что они «идут на разрыв со сложившимися международными стандартами» в гуманитарной области и подрывают «историческую роль Нидерландов как лидера в области соблюдения прав человека в Европе». Тысячи сомалийцев, афганцев, чеченцев отныне, мол, могут быть насильственно высланы на родину, где столкнутся с серьезной угрозой собственной безопасности». HRW, впрочем, указывает на то, что еще год назад в своем докладе о положении иммигрантов в Стране тюльпанов отмечала серьезные подвижки в «худшую сторону» в нидерландской «системе убежища».

На самом деле правозащитники могли бы озаботиться намного раньше. Еще в апреле 2001 г., то есть задолго до триумфа партии «Список Пима Фортейна» и всплеска «антииммигрантских» инициатив правительства в Голландии вступил в силу закон об иностранцах, который жестко регламентировал процедуру получения убежища и все возможные последствия отказа в предоставлении статуса беженца. Если все возможные разрешительные и апелляционные инстанции в предоставлении официального статуса (или в его продлении) иммигрантуотказывали, ему оставался только один выбор - покинуть тюрьму королевства по доброй воле или под конвоем. Другое дело, что закон не очень выполнялся. Перед властями стояла большая техническая проблема.

На протяжении многих лет ежегодно к примерно 25 тысячам соискателей трудовых вакансий в Нидерландах добавлялось свыше 2 тысяч желающих заключить брак с гражданином (гражданкой) королевства и не менее 5 тысяч жаждущих получить «убежище». Часто «брачная» и «политическая» категории объединялись, поскольку Голландия первой из европейских стран легализовала однополые браки, и тысячи нетрадиционно ориентированных особей и пар со всего света ринулись в Страну тюльпанов оформлять отношения и заодно визу беженца (под предлогом преследований на родине). Даже сверхгостеприимная Голландия вынуждена была многим отказывать, но «отказники» все равно правдами и неправдами оставались в стране – их накопилось на самом деле гораздо более 26 тысяч. Вся эта огромная масса продолжала претендовать на социальные пособия, отчего бюджет королевства испытывал все возрастающие трудности. К тому же беженцы - включая оформивших свой статус - в значительной мере отказывались встраиваться в нидерландское общество и к тому же усугубляли криминогенную ситуацию.

Тем временем на местах начало лопаться терпение. Власти Роттердама – города, где мигранты составляют до 40% населения и где недавно началось строительство самой большой в Северной и Центральной Европе мечети, – решили, что пора принимать экстренные меры. Поводом к ним стала очередная статистика преступности и инцидент, когда группа обитателей «цветных» кварталов попыталась помешать возведению памятника Пиму Фортейну. Городские власти подготовили радикальное решение о введении «ценового ценза» на жительство в городской черте, подобные меры стали обсуждаться и другими местными властями.

Пока эти и другие голландские инициативы обсуждаются и осуждаются в различных кругах, в других странах Европы принимаются меры, на самом деле аналогичные вышеуказанным. Так, австрийский «контракт об интеграции» прямо предусматривает, что в случае неуспехов в овладении немецким языком и основами австрийской культуры и истории переселенец (который, кстати, оплачивает половину стоимости соответствующих длительных курсов) лишится права пребывания в стране. Чуть менее жесткий закон вступил недавно в силу в Германии и в других странах. Понятно, что дело касается т. н. трудовых мигрантов, многие из которых, впрочем, являются такими же нелегалами, как и «непризнанные» беженцы. Хотя Европа ввиду демографических проблем по-прежнему нуждается во все большем количестве рабочих рук, к качеству этих рук и, главное, лояльности их обладателей законам своей новой родины предъявляются все больше претензий.

Что касается конкретно категории беженцев, то практически везде в ЕС предусмотрена процедура мониторинга положения дел в «горячих точках», и если положение в них улучшается, то беженцев все более настойчиво «просят обратно». Переизбыток иноземцев-«халявщиков» постепенно начинает возмущать даже аполитичные органы здравоохранения. Минздрав Великобритании потребовал недавно ограничить предоставление медицинских услуг для лиц с неподтвержденным статусом беженца, поскольку, как выразился министр Джон Рейд, «эти люди эффективно воруют лечение у британцев». История с группой беженцев и трудовых мигрантов, которые вместо благодарности за предоставленные блага готовили стране рициновую атаку, видимо, послужила для туманного Альбиона дополнительным уроком на тему, чем заканчивается излишняя толерантность и политкорректность.

Голландская инициатива наверняка даст новый толчок дискуссиям на тему, что делать с потоком беженцев и нелегальной иммиграцией (хотя без таких дискуссий и так не обходится ни один саммит ЕС и обсуждение проекта конституции Европы). Впрочем, переход от слов к делу в масштабах всего Старого Света вряд ли произойдет скоро. Слишком сильны укоренившиеся за последние полтора десятилетия либеральные стереотипы. К тому же десятки тысяч афганцев, иракцев и т. д. если и не выучили европейские языки, то уже прекрасно усвоили, на какие точки - судебные, правозащитные – надо жать, чтобы доказывать: насильственное возвращение беженцев на родину антигуманно, поскольку их ждет ужасная участь. Хотя бы там давно и не было талибов, Хусейна и прочих реальных и выдуманных опасностей.


Отдел политики


Алексей Виноградов

Dm
18.02.2004, 19:19
ну дык население то
16'150'511 (July 2003 est.) при площади
41'526 кв.км ....

да и уже
Dutch 83%,
other 17% (of which 9% are non-western origin mainly Turks, Moroccans, Antilleans, Surinamese and Indonesians) (по est. данным на 1999) ...


ROI

население 3'924'140 (July 2003 est.)
площадь 70'280 кв.км

разница е ? :wink:


ЦРУ рулит ! (http://www.odci.gov/cia/publications/factbook/geos/nl.html) :lol: